Аферы Подделки Криминал      Связь времен


Домашняя Вверх


Из истории криминала

Бандитский спецназ

Главный киллер ореховских знал толк в конспирации и технологиях

 LENTA.Ru, 12 декабря 2017

Одного из главных ликвидаторов легендарной банды «лихих 90-х» — Ореховской оргпреступной группировки (ОПГ), Игоря Сосновского по кличке Чипит приговорили к 18 годам и 8 месяцам колонии за 19 убийств. Киллер входил в так называемую кемеровскую группировку, подчинявшуюся ореховским. По сути, кемеровские были спецназом этой грозной ОПГ. Вооруженные до зубов бойцы использовали в своем ремесле технологии, на тот момент недоступные даже самым крутым силовым подразделениям: к примеру, квадрокоптеры, управляемые при помощи очков виртуальной реальности. Наставниками у кемеровских ликвидаторов были выходцы из спецслужб, обучавшие их всем тонкостям оперативной работы. «Лента.ру» вспомнила историю бандитского спецназа и его командира, дожившего до приговора.

Бывший спецназовец и киллер Ореховской ОПГ Игорь Сосновский в Бабушкинском суде Москвы
Игорь Сосновский. Чипит.

В главных ролях

Об истории грозных ореховских «Лента.ру» подробно рассказывала в рамках спецпроекта «Лихие 90-е». Орехово-медведковское ОПС возникло в начале 1993 года, когда две группировки — ореховские и медведковские — объединились под единым руководством, чтобы крепче стоять против конкурентов. Очень быстро эта банда выдвинулись на первые позиции в криминальном рейтинге столицы, а позже и всей Центральной России. Как и многие другие ОПГ, ореховские жили за счет рэкета. Их главной дойной коровой был рынок в подмосковном Одинцово — «Одинцовское подворье». Захватив контроль над ним силой, один из лидеров ореховских Дмитрий Белкин (Белок) легализовал этот источник дохода, введя в состав учредителей жену и мать.

В связи с приговором Чипиту стоит отметить, что внутри ОПС существовал собственный «спецназ» из членов кемеровской ОПГ. Это была маленькая, но очень профессиональная группировка, которая специализировалась на особо важных убийствах. Технически эти ликвидаторы были оснащены по последнему слову техники: к примеру, в мае 2015 года они при подготовке преступлений уже использовали квадрокоптер, управляемый не с пульта, а через специальные виртуальные очки — дрон двигался, следуя за поворотом головы оператора. В то время такой техникой не могли похвастаться даже силовики из спецподразделений.

Главными среди «кемеровских» были Игорь Сосновский (Чипит) и Сергей Фролов (Болтон). На счету каждого — по 16 убийств и еще три совместных преступления. Всего же у «кемеровских» 39 доказанных жертв: это и коммерсанты, и лица из окружения директора торгового комплекса «Одинцовское подворье» Сергея Журбы, и бывшие коллеги киллеров и даже их напарники. Впрочем, не исключено, что в реальности погибших больше: расследование дела Фролова продолжается до сих пор.

Сосновский и Фролов были задержаны в июле 2015 года в Тверской области после 17 лет розыска: их в ходе совместной спецоперации взяли силовики из подмосковного главка Следственного комитета России (СКР), ФСБ и МВД России. После задержания Болтон отказался давать показания, а Чипит сразу же заговорил. Очень быстро выяснилось: кроме 10 известных убийств, на его совести еще десять преступлений, расследование которых было приостановлено.

— Бытует мнение, что после ареста в 2009 году в Испании Дмитрия Белкина, Сосновский и Фролов создали свою личную банду, — рассказывает Сергей Данилов, полковник юстиции, руководитель Первого управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления СКР по Московской области. — На самом деле это не так — они продолжали выполнять поручения лидеров ореховских.

Школа Афгана

Игорь Сосновский, 1966 года рождения, уроженец Кемерова, был призван в ряды вооруженных сил сразу по достижении 18-летнего возраста и попал в Афганистан — санитаром в воздушно-десантные войска. Госнаградами Сосновского не отметили, но воевал он, по отзывам сослуживцев, честно.

Вернувшись на гражданку в 1986 году, Сосновский устроился работать на шахту, и тут грянула перестройка. Несколько лет он был безработным и даже совершал кражи от безысходности. Один из одноклассников, который еще в конце 80-х перебрался из Кемерова в Москву, позвал его в столицу. Ореховские к тому моменту поняли, что на любой работе нужны свои, проверенные кадры, а Сосновский, которого в банду устроили по знакомству, обладал всеми нужными качествами: физически крепкий, прошедший кузницу Афгана, из рабочей среды, в порочащих связях не замечен...

Вначале Сосновский трудился в ОПС шофером и мелким порученцем, но вскоре как земляк попал в кемеровский «спецназ» вместе с Фроловым и еще одним киллером, Олегом Прониным (Аль-Капоне).

В рядах ореховских жестоко карали за употребление наркотиков — и ликвидация одного из бойцов, Владимира Пригоды, пристрастившегося к дурману, стала первым заданием Сосновского.

Из материалов уголовного дела:

«В апреле 1996 года руководители преступного сообщества Сергей Буторин (один из лидеров ореховских — прим. «Ленты.ру») и Дмитрий Белкин на почве неприязненных отношений к Владимиру Пригоде, возникшей на почве употребления последним наркотических средств, приняли решение о его ликвидации и отдали соответствующую команду кемеровским. Исполнителем этого приказа, с общего согласия участников преступной группы, стал Сосновский. Для совершения преступления кемеровские арендовали квартиру, принадлежащую Ягупову, и организовали в ней штаб по совершению преступления. В мае 1996 года Фролов и Сосновский провели разведку постоянных мест появления Пригоды, и в один из дней, следствием точно не установленный, Фролов опознал Пригоду и указал на него Сосновскому. Дальнейшая разведка показала, что Пригода постоянно перемещался вместе со своим другом Евгением Воскобойниковым. При разработке плана устранения участники группы сообща решили, что, если в момент исполнения приказа Пригода будет находиться с Воскобойниковым, то ликвидировать необходимо обоих. На этом же собрании был разработан план проведения операции».

4 июня 1996 года Сосновский, «замаскированный» бейсболкой и очками, подкараулил Пригоду и Воскобойникова на Вокзальной улице в подмосковном Одинцово, дважды выстрелил в каждого из них из пистолета ТТ и скрылся. Жертвы киллера скончались на месте.

Секретные убийцы

— Все члены банды «кемеровских» регулярно получали зарплату, и никаких разовых выплат за совершенные ликвидации у них не было, — говорит Сергей Данилов. — Но были обязанности — постоянно поддерживать отличную спортивную форму, тренироваться в стрельбе и владении оружием. Зарплата была от 500 долларов у начинающих до двух-трех тысяч — у проверенных. К примеру, как следует из показаний самого Сосновского, после первого убийства его «оклад» сразу вырос до двух тысяч долларов. К 2015 году Сосновский получал уже 200-250 тысяч рублей в месяц. Деньги в основном шли от доходов с торгового комплекса «Одинцовское подворье», поэтому ореховские бились за него до конца.

По словам Данилова, в «должностные обязанности» «кемеровских» входило и изучение тонкостей оперативно-розыскной деятельности и следственной тактики. Наставники были очень толковые и опытные — к примеру, офицер Центрального РУБОПа Владислав Макаров (он до сих пор в розыске). По данным следствия, «кемеровские» немало денег тратили именно на технические средства разведки и контрразведки.

— Участники этой банды использовали специальную тактику, позволяющую незаметно устанавливать маршруты постоянного передвижения своих жертв, — объясняет полковник Сергей Данилов. — Они устанавливали в автомобиль видеокамеру, постоянно подключенную к аккумулятору, затем парковали машину на перекрестке, и уходили. Вернувшись некоторое время спустя, анализировали запись, и выясняли, куда повернул объект наблюдения. На следующий день автомобиль, часто уже другой, но тоже с камерой, парковали на другом перекрестке. И так постепенно выяснили дом, куда входил объект наблюдения. Затем автомобиль оставляли во дворе этого дома, на несколько дней, и запись позволяла выяснить привычки жертвы.Кроме того, они так же тщательно анализировали расположение камер видеонаблюдения, что позволяло не попадать в поле их зрения.

Достоверно установлено, что «кемеровские» умели негласно вскрывать электронную почту своих жертв, прослушивать их телефоны, получать информацию от лиц из близкого окружения — то есть фактически обкладывали жертву со всех сторон. Кемеровских отличали две особенности: дотошность и терпение. Не всякий бандит способен из-за 20-30 секунд полезного материала отсмотреть много часов видеозаписей, дни терять на изучение предполагаемого места операции, неделями слушать чужие разговоры, а затем, выработав план, соорудить, например, специальный помост, с которого будет открыт огонь из гранатомета. Да и оружие у них долго не задерживалось, что требовало постоянного пополнения арсенала. А это тоже риск. SIM-карты они никогда не использовали дважды, да и сами аппараты меняли регулярно.

Все ликвидаторы и разведчики пользовались средствами личной маскировки: накладными усами и бородами, париками, бейсболками и очками, как солнцезащитными, так и с простыми стеклами. И еще одна характерная черта: выходя на дело, все ликвидаторы и их помощники поверх обычной одежды надевали другую, броскую либо, наоборот, неприметную. Это позволяло им в считанные секунды кардинально менять внешность. Да и оружие они практически никогда не сбрасывали на месте происшествия, а увозили подальше и выкидывали в труднодоступные места.

«Кемеровские» даже среди ореховских жили своей обособленной жизнью — с какого-то момента перестали принимать участие в общих мероприятиях. И тех, кто знал их в лицо, оказалось крайне мало, да и они быстро покинули этот мир по самым разным причинам — необязательно из-за своего знания. К самому же «спецназу» ореховских оперативникам и следователям подобраться было очень непросто — сказывалась и их замкнутость.

Первые следы

В ночь на 29 июля 1996 года в одинцовском кафе «Мечта» «кемеровские» по команде Буторина расстреляли некоего Мингазова — он торговал наркотиками, и его ликвидация должна была повысить авторитет ореховских. Вместе с драгдилером погиб офицер Одинцовского ОВД, еще три сотрудника милиции получили ранения. Патрульные попали под огонь случайно: они просто зашли перекусить, официально отпросившись у дежурного. Игорь Сосновский принимал участие в подготовке этого преступления, хотя, по версии следствия, исполнителями были Пронин и Фролов.

Как штаб «кемеровские» использовали все ту же квартиру Якупова. К расследованию этого преступления подключились лучшие следователи и оперативники МВД. Проверялись абсолютно все предположения, но зацепиться было не за что.

— Следствие отрабатывало самые невероятные версии, опрашивая всех местных подряд. И спустя полтора года, в начале 1998-го, нам удалось найти двух проституток, — рассказывает Сергей Данилов, — которые вспомнили, что весной-летом 1996-го в одной из квартир неподалеку несколько недель жили подозрительные люди. Девушки видели у них накладные усы и парики, а также пистолет. Эту квартиру на Можайском шоссе в Одинцове установили, выяснили, кто ее хозяин. Андрея Ягупова задержали. Он ушел в полную «несознанку», но ему пригрозили привлечением к уголовной ответственности за соучастие в убийстве, и Ягупов дал показания, хотя и весьма поверхностные. Он сообщил, что пустил пожить людей по просьбе Андрея Пронина — родного брата Олега Пронина. Это был небольшой, но след: мы знали, что Аль-Капоне — активный участник Ореховской ОПГ. Но, к сожалению, об этих показаниях узнали «кемеровские». Они молниеносно ликвидировали Ягупова, причем, вопреки традиции, он был убит ножом, а само нападение замаскировали под разбой. У нас были подозрения и даже уверенность, но не было доказательств — и дело 15 лет оставалось нераскрытым.

Уже в 2015 году выяснилось, что убийство совершили Сосновский и еще один ликвидатор по фамилии Кравченко. Сразу после убийства, в 1996-м, «кемеровские» заметили, что из магазина пистолета ТТ пропал один патрон. Подозрение пало на Ягупова — но команды на ликвидацию тогда не последовало, так как, во-первых, не было уверенности, что боеприпас украл он, а, во-вторых, его убийство могли сразу связать с двумя расстрелами. Но когда в марте 1998 года «кемеровские» узнали, что Ягупов заговорил, его приговорили. Ликвидацию поручили Кравченко, поскольку его Ягупов не знал в лицо, Сосновский выполнял роль водителя и опознавателя.

Заговоренный директор

Даже после бегства своих лидеров за рубеж ореховские по-прежнему финансировались в основном за счет торгового комплекса «Одинцовское подворье», где среди учредителей были мать и жена Дмитрия Белкина. Доходы внушительные — 30-40 тысяч евро в месяц. Однако, по данным следствия, в 2009 году гендиректор комплекса Сергей Журба попытался прекратить выплачивать деньги бандитам.

Фасад рынка «Одинцовское Подворье»
Фасад рынка «Одинцовское Подворье»
Фото: Борис Кавашкин / ТАСС

Уже находившийся в бегах Дмитрий Белкин приказал ликвидировать Журбу, чтобы остальные соучредители были сговорчивее. Кроме того, ликвидация гендиректора была призвана повысить пошатнувшийся авторитет ореховских. Тем более что сам Журба был наемным работником и лишь после нескольких лет успешного руководства вошел в состав учредителей (по версии Белкина — обманом). Исполнение громкого убийства Белкин поручил «кемеровским».

Из материалов уголовного дела:

«С сентября 2009 года Кравченко, Фролов и Сосновский начали подготовку к ликвидации (...) Журбы. Однако наблюдение показало, что жертва пользуется профессиональной охраной, которая серьезно затрудняла любые попытки его убийства. (...) 14 июля 2010 года около 22:58 на участке дороги, ведущей от Можайского шоссе в сторону коттеджного поселка «Селекционер-2» Фролов и Сосновский открыли огонь из автоматов Калашникова по автомобилю Range Rover, в котором находились Журба, его охранник Халилов и водитель Захаров. Выпустив в общей сложности не менее 58 пуль, стрелявшие, решив, что живых в машине не осталось, покинули место происшествия, и на автомобиле ВАЗ-21214 под управлением Кравченко скрылись с места происшествия. Оружие они выбросили в лесном массиве в нескольких километрах от места происшествия. О выполненном поручении они доложили руководству ОПС».

Халилов был убит, но Журба и Захаров выжили и были госпитализированы. Кроме того, шальной пулей был убит сторож гаражного кооператива Уточкин.

— Уже после задержания в 2015 году одним из первых вопросов, который задал Сосновский, был вопрос о калибре пули, которая стала причиной смерти сторожа Уточкина, — рассказывает Сергей Данилов. — По его словам, он стрелял из АКМ калибра 7,62, а Фролов — из АК-74 калибра 5,45. И все эти годы Сосновский переживал, что именно он выпустил пулю, поразившую Уточкина. Но сторож погиб от пули из автомата Фролова, и это успокоило Сосновского… Если, конечно, так можно говорить.

Из материалов уголовного дела:

«Узнав, что в результате покушения 14 июля 2010 года Журба остался жив, Сосновский и Фролов незамедлительно начали готовить новое покушение на него. Для реализации этой задачи не позднее декабря 2010 года арендовали квартиру в доме ** на улице Маршала Неделина города Одинцово, в непосредственной близости от места работы Журбы. В течение длительного времени осуществляя наблюдение за жертвой, они убедились, что усиленные меры безопасности, предпринятые генеральным директором «Одинцовского подворья» серьезно затрудняют исполнение приказа, в результате неоднократных обсуждений соучастники пришли к выводу (...) о производстве выстрела из снайперской винтовки с дальнего расстояния, более 300 метров. Так как никто из соучастников не обладал достаточным опытом для выполнения такого выстрела, ими было принято совместное решение о привлечении за денежное вознаграждение в размере пять миллионов рублей гражданина Саркисяна. При этом Фролов и Сосновский самостоятельно оборудовали место для стрельбы на чердаке дома №** на улице Маршала Неделина, а также 04 июня 2014 года доставили туда орудие преступления — снайперскую винтовку СВД №*****, оборудованную оптическим прицелом (...), а также боеприпасами».

4 июня 2010 года Саркисян выстрелил из СВД в Журбу. Тот получил проникающее огнестрельное ранение живота с повреждением позвоночника, но снова выжил.

Сергей Журба
Сергей Журба
Фото: Новости одинцово

Из материалов уголовного дела:

«По результатам контроля электронной почты Журбы Сосновский и Фролов узнали, что тот остался жив, и продолжили подготовку к его ликвидации. Для этого они встретились с Саркисяном и потребовали исполнить порученное до конца. В целях контроля за подготовкой к преступлению Сосновский арендовал квартиру в доме №** на улице Свободы города Одинцово, где установили видеокамеру, направленную на офис Журбы. В дальнейшем, 13 марта 2015 года, Сосновским был приобретен квадрокоптер ******, оснащенный видеокамерой, с помощью которого осуществлялось наблюдение за передвижениями Журбы с воздуха. Также в результате контроля электронной почты Журбы соучастникам стало известно, что он теперь передвигается на бронированном автомобиле Toyota Land Cruiser-200, после чего было принято решение использовать для покушения противотанковый гранатомет РПГ-7».

Стрелять по внедорожнику Журбы Сосновский и Саркисян решили с территории агрокомплекса «Горки-2» в тот момент, когда гендиректор «Одинцовского подворья» будет ехать на работу или с нее. Возможные случайные жертвы сообщников не смутили. После убийства киллеры собирались на велосипедах пересечь Рублево-Успенское шоссе, доехать до Москвы-реки и пересечь ее вброд. На другом берегу реки Сосновского и Саркисяна должен был поджидать автомобиль. Таким образом убийцы собирались остаться незаметными и для свидетелей, и для камер наблюдения.

Для реализации преступного плана в июне 2015 года Сосновский и Фролов лично на территории агрокомплекса «Горки-2» соорудили помост для гранатометчика, а также спилили ветки, которые могли препятствовать траектории выстрела. 07 июля Сосновский и Саркисян в торговом центре **** на Солнцевском проспекте города Москвы приобрели две пары очков и два велосипедных шлема, которые планировалось использовать во время отхода после совершения преступления.

Покушение было запланировано на 9 июля 2015 года. И в тот момент, когда Саркисян с помощниками уже готовился произвести выстрел из РПГ, его задержали сотрудники правоохранительных органов. Фролову и Сосновскому удалось скрыться — между собой они решили, что Журба заговоренный. Между тем задержанные не смогли сдать «кемеровских» просто потому, что не знали, где они скрываются. Ореховскому «спецназу» помогла железная конспирация.

Гибли за базар

«Кемеровские» были очень скрупулезны в выполнении приказа: они пытались устранить Журбу шесть лет подряд, несмотря на то, что отдавший распоряжение лидер ореховских Белкин был выдан России в 2010 году, а в 2013-м приговорен к пожизненному лишению свободы. Впрочем, Сосновский и Фролов и сами проявили инициативу: самостоятельно решили ликвидировать близких к Журбе лиц и для повышения собственного авторитета, и для психологического давления на гендиректора «Одинцовского подворья».

Первой жертвой стал выживший в покушении 2010 года водитель Журбы Захаров — он на следствии по ореховским дал показания о вымогательстве денег Белкиным, тем самым подписав себе смертный приговор. Сосновский убил Захарова шестью выстрелами в спину утром 22 июля 2014 года на Пионерской улице в Одинцово, после чего скрылся незамеченным. Вечером 12 сентября того же года на улице Гашека в Москве Сосновский и Фролов расстреляли адвоката Журбы, известного московского юриста Татьяну Акимцеву и ее личного водителя. Стрелял Фролов, Сосновский следил за окружающей обстановкой и управлял автомобилем.

24 октября 2014 года у ворот коттеджного поселка «Усадьба» Сосновский из автомата расстрелял автомобиль Volvo S80, принадлежащий заместителю Журбы Владимиру Моисееву. Он был уверен, что в машине находится только Моисеев, но погибла и его жена: Моисеев отправился на рыбалку, куда обычно ездил один, но в тот день жена решила забрать машину и отогнать ее домой. За четыре месяца были убиты наиболее близкие Журбе люди. Но сам гендиректор «Одинцовского подворья» чудом остался жив.

Тихий семьянин

Сосновский находился в розыске с 1998 года. Это не помешало ему обзавестись семьей.

— Сосновский женился на женщине с ребенком, — говорит Сергей Данилов, — Друзья и близкие в его второй жизни даже не подозревали, что имеют дело с одним из самых жестоких киллеров Орехово-медведковского ОПС. Сыграла свою роль традиционная конспирация «кемеровских». Еще в самом начале своей преступной карьеры бандиты, используя, по нашей версии, коррумпированные связи офицера РУБОП Макарова, оформили себе паспорта на другие фамилии. Так Сосновский стал Прохоровым, а Фролов — Стрельцовым. Уже по этим паспортам они вполне официально получили заграничные документы.

Для друзей Сосновский был душой кампании, очень добрым и отзывчивым человеком, для семьи — любящим мужем и отцом. Окружающие считали его бизнесменом. Отъезды на ликвидации он объяснял командировками, а необходимость аренды квартир и гаражей — интересами бизнеса. Его задержание было для них как гром среди ясного неба. Несмотря на открывшуюся правду, люди из мирной жизни дали Чипиту самые прекрасные характеристики.

У «кемеровских» Сосновский исполнял обязанности оружейника. Именно у него в гараже в Тверской области и в Одинцове были найдены 2300 патронов разных калибров, два десятка единиц стрелкового оружия, в том числе автоматы Калашникова, пистолеты, снайперская винтовка популярного у профессионалов калибра 223 WinMag (скорее всего, была переделана из охотничьего карабина «Байкал»), гранаты, ручной противотанковый гранатомет, огнемет «Шмель»… Все в рабочем, полностью пригодном для использования состоянии.

Игорь Сосновский — фотография в паспорте на имя Игоря Прохорова

Игорь Сосновский — фотография в паспорте на имя Игоря Прохорова, с которым он успешно скрывался 17 лет, и даже выезжал за границу
Фото из материалов уголовного дела ГСУ СКР по Московской области

На фотографии в фальшивом паспорте Сосновский выглядит мирным, слегка простоватым обывателем. Обывателем с 19 трупами за спиной и десятками разрушенных судеб.

* * *

Приговор для Сосновского оказался чуть мягче тех 19 лет, которые просило обвинение — в итоге за каждую из своих жертв Сосновский отсидит по 11 месяцев и 26 дней. Столь мягкий (учитывая количество жертв) приговор — следствие досудебного соглашения, которое заключил ликвидатор: он искренне раскаялся, полностью признал вину и рассказал о девяти преступлениях, ранее неизвестных следователям. Учитывая, что Сосновскому исполнилось 52 года, у его наказания есть все шансы стать пожизненным. Кроме того, осужденного обязали выплатить более 19 миллионов рублей по гражданским искам родственников его жертв: впрочем, сумеет ли бывший киллер рассчитаться с ними — большой вопрос.

Приговор Сосновскому — пятидесятый в истории ореховских. Среди них — три пожизненных заключения; по остальным общий срок наказания превышает 820 лет. Лишь восемь из этих 50 приговоров условные. Расследование уголовного дела в отношении Сергея Фролова в настоящее время продолжается. Он, в отличие от своего земляка, друга и напарника, молчит: даже на суде по избранию меры пресечения не произнес ни слова. А Владислав Макаров, бывший сотрудник РУБОПа и настоящий «оборотень в погонах», наставник ореховских, обучивший их премудростям преступной жизни и снабдивший фальшивыми документами, до сих пор на свободе.

Игорь Надеждин

Ссылки по теме:


Назад Далее


При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2018. Все права защищены. Последнее обновление: 13 января 2018 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года