Аферы Подделки Криминал    Криминал   Антирейтинг профессий

Домашняя Вверх Черные путаны Рабский блуд Путаны на дорогах


Рабский блуд

Монолог активиста о вызволении секс-невольниц в современной России

 LENTA.Ru, 23 мая 2017 

На днях в Пермском крае началось рассмотрение громкого уголовного дела в отношении семи членов организованной преступной группировки (ОПГ), которые продали в сексуальное рабство за границу 23 девушки. Живой товар, за который обвиняемые получили около четырех миллионов рублей, отправляли в Королевство Бахрейн. Как устроено секс-рабство в наши дни, кто за ним стоит и есть ли у жертв шансы на спасение, «Ленте.ру» рассказал правозащитник и лидер движения «Альтернатива» Олег Мельников.

Проститутка

Проститутка
Фото: Edgar Su / Reuters

Ценник девичьей свободы

«К сожалению, случаев секс-рабства в России много, и проблема эта очень латентная. Девушки, которые были невольницами, обычно не обращаются в полицию и редко рассказывают о том, что случилось, даже своим родственникам: наше общество не воспринимает секс-рабынь как жертв, и они зачастую становятся изгоями. Что касается правоохранительных органов, то они стараются вообще не признавать это явление, чтобы не расписываться в собственной беспомощности. В результате в России возбуждается очень мало уголовных дел по статье 127.2 УК РФ ("Использование рабского труда")», — объясняет Олег Мельников.

Движение «Альтернатива», которое возглавляет Мельников, занимается вызволением людей из рабства уже четыре года, на его счету более 400 спасенных из неволи. Нередко в адрес движения поступают просьбы о помощи, в том числе от близких тех, кто попал в секс-рабство. Вот выдержка из такого письма (авторская орфография сохранена).

«Девушка — ей 18 лет — рассказала мне абсолютно криминальную историю. Она из провинции попала в Москву как победительница конкурса красоты в своем городе, заключив контракт с некой фирмой. Как фотомодель. Позже они с другими девушками действительно работали как модели на автосалонах. Потом работы не стало. И их привезли в крупный ночной клуб, где поселили на втором этаже. Ей сказали, что она должна фирме два миллиона рублей и должна их отработать. Заниматься проституцией человек категорически не хочет и находится на грани нервного срыва. Девушка вынуждена обслуживать по многу клиентов ежедневно, иногда ее заставляют делать это с 3-4 клиентами сразу».

Активисты «Альтернативы» искали эту девушку три недели — и в результате спасли. По словам Мельникова, те, кто держал ее в рабстве, платили за живой товар от трех с половиной до семи тысяч долларов — в зависимости от внешности жертвы.

В рабство по загранпаспорту

«Россиянки на территории нашей страны в секс-рабство попадают крайне редко, в основном в неволе оказываются гражданки Белоруссии, Украины, Средней Азии и стран дальнего зарубежья. С такими случаями мы часто сталкиваемся в Северной Осетии и практически во всех крупных городах, включая Москву и Санкт-Петербург. Случаи сексуальной эксплуатации российских девушек бывают в Турции, Северном Кипре, Бахрейне, Дубае и Катаре», — рассказывает Мельников.

По его словам, типичные жертвы секс-рабства — девушки из бедных провинциальных семей, окончившие школу и ищущие работу. Особенно привлекательны для злоумышленников одинокие провинциалки, которые длительное время живут вдали от дома, — к примеру, учатся. Молодые и неопытные, они легко верят, что за незамысловатую работу официантки, посудомойщицы или хостес им готовы платить тысячи евро. К счастью, несовершеннолетних среди невольниц практически нет: злоумышленникам трудно вывезти их за рубеж, а в России вовлечение в проституцию девочек карается крайне жестко, поэтому современные рабовладельцы просто боятся с ними связываться.

«В своей практике однажды мы столкнулись со случаем, когда в роли секс-невольника оказался парень с Украины. Его удерживали в столичном гей-клубе. Но мужчины в роли секс-рабов — это случай исключительный: куда чаще они попадают в трудовое или нищее рабство», — говорит Мельников.

В плену у современных рабовладельцев оказываются самые разные люди, но схема их вербовки схожа. По социальным сетям, через модельные и трудовые агентства им сулят золотые горы, помогают в оформлении загранпаспортов и других документов. А затем, когда люди оказываются в ловушке, им выставляют неподъемный счет за оказанные услуги, отработка которого порой занимает всю жизнь.

Надежные сети

«Способы удержания девушек у современных рабовладельцев разные, но все эффективные. Был случай, когда мы вызволяли невольницу из Ганы: на родине она закончила местный аналог ПТУ, по профессии швея. Именно такую работу ей и предложили в Москве, но в итоге сделали проституткой. А для верности у нее отрезали клок волос и пригрозили магией вуду, которая якобы убьет и ее, и ее семью, если она попробует сбежать. Когда мы освобождали невольницу, одному из наших активистов пришлось покупать бубен в детском магазине и стучать в него, чтобы "снять заклятие"», — вспоминает собеседник «Ленты.ру».

Рейд спецподразделений милиции по борьбе с проституцией

Рейд спецподразделений милиции по борьбе с проституцией
Фото: Виталий Белоусов / ТАСС

Конечно, это пример экзотичный. Куда чаще встречаются случаи, как с двумя девушками из окрестностей Нижнего Новгорода, освобождать которых пришлось активистам «Альтернативы». Их позвали на летнюю подработку в Москву, в сетевые рестораны быстрого питания. Когда они приехали в столицу, им сказали, что обещанной работы нет, но есть похожие вакансии в Сочи. В итоге девушек отвезли на Северный Кавказ, сказали, что за них заплатили 10 тысяч долларов, и заставили заниматься проституцией, чтобы отработать эту сумму.

Как отмечает борец с эксплуататорами, современные рабовладельцы чаще всего просто изолируют невольниц и ставят в условия, когда они не могут обратиться за помощью. С теми, кто приехал в Россию из дальнего зарубежья или из Средней Азии, это не представляет для злоумышленников труда — такие рабыни нередко даже не знают русского языка. Гражданок Украины, которые могут позвать на помощь, долго ломают: внушают им, что за них никто не вступится, что они никому не нужны, что вся полиция куплена.

«Если девушка не поддается, ее насилуют, избивают и запугивают, после чего в 99 процентах случаев она соглашается на все условия бандитов. Чтобы окончательно сломить несчастную, ее подсаживают на препараты или наркотики, и она начинает работать исключительно за дозу. Пугающие данные Международной организации по миграции (МОМ) констатируют, что примерно 92 процента сексуальных рабынь никогда не увидят свободы. При этом, по сведениям той же организации, в 90-е и «нулевые» годы из России было вывезено около полумиллиона девушек, которые стали жертвами рабства, в том числе сексуального», — говорит лидер «Альтернативы».

По словам эксперта, сообщество тех, кто организует бизнес на невольницах в России и за ее пределами, интернационально. У каждого в нем своя роль: есть заказчики, поставщики и перевозчики. В роли тех, кому предназначается живой товар, выступают всевозможные подпольные клубы и массажные салоны — именно они оплачивают преступную схему.

Операция «Освобождение»

«От девушек, попавших в секс-рабство, к нам поступают сотни обращений, но помочь мы, к сожалению, можем лишь десяткам: наши ресурсы ограничены. Освобождение одной пленницы из-за рубежа обходится примерно в 100 тысяч рублей. При этом каждый такой случай — это целая спецоперация. Главная проблема в том, что мы всякий раз не знаем, насколько коррумпированы властные структуры в той или иной стране, занимаются ли они "крышеванием" местных рабовладельцев», — рассказывает собеседник «Ленты.ру».

Мельников приводит в пример историю девушки из Краснодарского края, оказавшейся невольницей на территории Северного Кипра. Ей удалось связаться с родственниками, а те в свою очередь обратились за помощью к активистам. Но вызволить рабыню оказалось нелегко: в МИД России сообщили, что не поддерживают взаимоотношений с Северным Кипром (частично признанным государством, занимающим северную треть острова). Нет взаимоотношений — нет и консульской помощи.

«Мы сами связались с парламентом Северного Кипра, и благодаря местным помощникам нам удалось фактически выкрасть девушку и поселить ее в заранее арендованное жилье с запасами еды и необходимыми вещами. После этого власти Северного Кипра помогли нам вернуть документы пленницы из борделя, где ее держали. Девушка вернулась домой», — говорит лидер движения «Альтернатива».

Эксперт отмечает, что в России освобождение секс-рабынь требует меньше денег и ресурсов, но легким все же не бывает. Проблема в том, что активисты давно оставили попытки обращаться за помощью к правоохранительным органам на местном уровне.

«Были несколько случаев, когда мы узнавали о невольницах в борделях, ставили об этом в известность полицию и просили нам помочь. Но по странному стечению обстоятельств, как только стражи порядка узнают о наших планах, рабыни быстро пропадают, и когда мы приходим, освобождать уже некого. Так что с полицией на местах мы не работаем. Что касается высокопоставленных силовиков, в МВД и СКР периодически с нами консультируются по тому или иному случаю рабства. Когда им нужна наша помощь, они ею пользуются. К сожалению, процесс этот односторонний», — замечает Олег Мельников.

Добро с кулаками

«Когда мы получаем информацию о том, что в том или ином борделе или массажном салоне насильно удерживается девушка, наши активисты прежде всего появляются там несколько раз: выясняют, сколько человек могут оказать сопротивление и скольким пленницам нужно помочь, — часто случается, что где одна невольница, там и три. Заодно периодическими появлениями наши ребята притупляют бдительность охраны. Потом, когда с разведкой покончено, мы переходим непосредственно к освобождению. В нем участвуют неравнодушные люди в хорошей физической форме, которых в два-три раза больше, чем охранников притона», — объясняет собеседник «Ленты.ру».

По словам Олега Мельникова, активисты делают все, чтобы секьюрити до конца не поняли, что имеют дело не с правоохранительными органами. На вооружении у членов «Альтернативы» есть набор конкретных приемов, которые сбивают с толку тех, кто незаконно удерживает невольниц. Порой активистам помогают сотрудники частных охранных предприятий (ЧОП), поэтому случаев физического сопротивления во время рейдов практически не бывает.

«После того как девушки освобождены, мы постфактум вызываем полицейских, чтобы они разобрались с борделем. Но со стражами порядка у нас специфические отношения. Дело в том, что у освобожденных секс-рабынь практически всегда нет документов — их забирают злоумышленники, приходится их восстанавливать, а это дело небыстрое. Раньше мы помещали бывших пленниц в убежище, где они жили, пока мы работали с посольствами и восстанавливали бумаги. Однако не так давно в наше убежище нагрянули сотрудники правоохранительных органов и завели на меня и еще одного члена "Альтернативы" уголовное дело по статье 322.1 УК РФ ("Организация незаконной миграции"). Объяснили это тем, что у нас не могут жить люди без документов. Правда, где им положено жить — не сказали», — рассказал Мельников.

Борцам с секс-рабством крайне редко удается призвать угнетателей к ответу по всей строгости закона. И дело не только в том, что правоохранительные органы не спешат признавать, что эта проблема реально существует. Когда освобожденные жертвы сексуальной эксплуатации наконец получают свои документы, чаще всего они не идут в суд и не заводят тяжбу с теми, кто поломал им жизнь. Они не хотят стать изгоями из-за огласки и пересудов. Просто едут домой, надеясь начать все с чистого листа.

Алексей Стейнерт

Ссылки по теме:


 Назад Далее



При любом использовании материалов сайта или их части в сети Интернет обязательна активная незакрытая для индексирования гиперссылка на www.aferizm.ru.
При воспроизведении материалов сайта в печатных изданиях обязательно указание на источник заимствования: Aferizm.ru.

Copyright © А. Захаров  2000-2017. Все права защищены. Последнее обновление: 17 ноября 2017 г.
Сайт в Сети с 21 июня 2000 года